7dogs (7dogs) wrote,
7dogs
7dogs

Categories:

Март-2016. Женская - а какая же еще в начале марта! - колония. Самара. ИК-15.

10 марта 2016 года мой коллега по ОНК Самарской области был отпущен супругой "по бабам"..
И мы поехали в женскую колонию ИК-15 ГУФСИН России по Самарской области. Для проверки условий содержания, для проведения личного приема. И чтобы увидеть изменения за то время, что мы там не были, с ноября 2015 года.
И пригласили с собой помощника депутата Государственной Думы Хинштейна А.Е. Олесю Дворцову.
ГУФСИН против ее участия в посещении колонии совместно с ОНК не возражал.




Этот текст - вовсе не отчет. А обзор увиденного..

1. О колонии в двух словах.
ИК-15 ГУФСИН России по Самарской области - колония для женщин, впервые отбывающих наказание в виде лишения свободы.
Колония - благополучная, постоянно посещаемая всеми проверяющими, какие только приезжают в Самару и связанные с пенитенциарной системой, с правами человека, с правами ребенка - ФСИН, УПЧ, СПЧ, Общественный Совет, ОНК, делегации по обмену опытом из других областей..
Фото из личного архива:
[Посещение Уполномоченного по правам человека Самарской области]
DSC00353.JPG
DSC00327.JPG
DSC00353.JPG



В одно из наших прошлогодних посещений в колонию, когда мы выходили из колонии, туда заходил.. ЦИРК!

В ноябре 2015 года на территории колонии проводился второй день всероссийской конференции, организованной Самарским Юридическим Институтом ФСИН России по проблемам юридических клиник. С большой, как оказалось, пользой. В чем я, каюсь, сомневался. Об этом - чуть дальше.

Фотографии с того мероприятия:
[Нажмите, чтобы посмотреть]
_DSC2336.JPG
_DSC2336.JPG
СЮИ 19-11-2015.jpg



2. То, чем администрация гордится, причем заслуженно.
- Условия содержания.
В колонии не только нет проблемы переполнения, но и за 2015 год численность осужденных заметно убавилась. Цифры приводить не стану. Ни к чему.
Причина - изменения в законодательстве. А в ИК-15 - только "первоходы".

Построение на проверку


Отряды:

[Spoiler (click to open)]




- Досуг. Клуб, библиотека, музей, церковь..
Актовый зал. Здесь проходят концерты, конференции.. Сегодня - пусто. Поэтому фото - из архива.

(без названия)

Кафе-бар в клубе.





Музей изделий, созданных руками заключенных женщин.
Хотя большую часть изделий мастерицы раздаривают при свидании, увозят с собой при освобождении..
Все равно есть на что посмотреть.


[И еще]








Библиотека:

[Еще фото библиотеки]





Церковь я обычно не фотографирую в колониях. Но здесь - очень красиво. И, что называется, намолено.
DSC01037.JPG
DSC01036.JPG

- Учеба. ПТУ, школа.
В школе в ИК-15 учится 172 женщины, не получивших по каким-либо причинам среднего образования.
При чем согласно законодательству обучение лиц, не имеющих среднего образования, в возрасте до 30 лет в местах лишения свободы - обязательно. И уклонение от учебы влечет дисциплинарное наказание.


[Фото]




В профессиональном училище в ИК-15 обучают по 6 специальностям: швеи, слесарь по ремонту швейного оборудования, эксплуатация котельного оборудования (с получением свидетельства в Ростехназоре), штукатуры-маляры, само собой, и - новая специальность - "контролер материалов лекалоизделий".
В училище обучается 205 человек, что называется, "по полной программе". И есть летняя ускоренная программа для швей.


[И еще]



Просматривая обучающие материалы, я наткнулся на кроссворды, как часть методики обучения.
И вспомнил, что девушки в СИЗО-2 жаловались, что им кроссвордов в камере не хватает.
Грустная ирония, но ждут вас в колонии кроссворды, девушки из следственного изолятора!


[Кроссворды..]



Еще несколько фото из училища:
Здесь, например, и автор одежды и модель на фото на стене - так скажем, "не с воли", местные.


А это класс поварского ремесла:

[Spoiler (click to open)]



А это мой коллега, Сергей Леонтьев, дегустирует масленичные блины, сделанные руками заключенных женщин. Я тоже ел, очень вкусно.


Если не ошибаюсь, это стены кабинета, в котором учат вязать. С использованием в том числе и воспроизведения технологии на большом мониторе с высокой четкостью изображения.



Ну и кратко про ВУЗ. В ИК-15 даже получали высшее образование. В Самарском филиале Современной Гуманитарной академии. Из-за проблем с лицензированием и аккредитацией в течение прошлого года набора в ВУЗ не было. Но принятые ранее продолжали обучение.
Для примера, на прием в этот день к нам обратилась молодая женщина, получившая во время отбывания наказания диплом юриста со специализацией "Гражданское право". Похвально!

- Труд. Занятость.
Как сказано в передовой статье газеты "Казенный дом" в библиотечной подшивки в ИК-15, "Работы хватит на всех - было бы желание."
DSC01033.JPG

Несмотря на кризисную ситуацию в экономике в стране, в женской ИК-15 заказов на швейные работы - много. И не на швейные, если кому противопоказано, тоже работа есть.

В колонии не работают 45 пенсионеров, 53 мамы с детьми до трех лет. И еще, по разным личным причинам, 22 человека. И все!
Работа есть даже для содержащихся в СУС (строгие условия содержания). В отдельном локальном помещении, не швейное производство (помещение не приспособлено).. Но работа есть.
Уточняю: По ходу общения с заключенными я убедился, что на работу идут только по желанию. Отказывающиеся от работы, конечно, не в чести у администрации. Но не подвергаются прессу. Мнение администрации: Сами пусть выбирают, где они возьмут деньги на магазин, как собираются зарабатывать поощрения для ходатайств об условно досрочном освобождении..

В связи с тем, что мы добрались до промзоны в обед, и все работницы выходили навстречу нам для построения в столовую, цеха были пустыми:



А вот, заодно, и столовая. И кусочек кухни:

[Еще]





- Дом ребенка
Дом ребенка на территории ИК-15 ГУФСИН России по Самарской области предназначен для детей до трех лет, матери которых отбывают наказание в виде лишения свободы.
Потом, если не найдется близкий родственник, который может забрать на воспитание и в опеку ребенка (как правило, их бабушки), то ребенок уезжает в детский дом, оттуда -в интернат.

DSC00329.JPG
[Еще]
DSC00327.JPG
DSC00353.JPG


3. Изменения случившиеся и запланированные.
- Центр ресоциализации.
На базе нескольких исправительных учреждений России, в том числе и в ИК-15 планируется и практически подготовлен проект ресоциализации осужденных.
Суть проекта в создании условий для отобранных готовящихся в ближайшее время к освобождению заключенных, подготавливающих их к нормальному входу в жизнь после освобождения.
Это и работа психологов в малых группах и индивидуально, и, думаю, основы правовых знаний для нормальной жизни в обществе (жилищное, административное, потребительское и т.д.). И выработанные навыки ведения хозяйства в доме, общения с окружающими.
А пока в приготовленных для этого проекта помещениях находятся осужденные, которым установлен режим облегченных условий содержания. Я так думаю, они и есть эти самые отобранные кандидаты.

[Еще]












- Связь с юридической клиникой Самарского юридического института
Заключенные ИК-15 - женщины, впервые попавшие в исправительное заведение.
Очень разные по своему составу, по возрасту, по социальному статусу, по образованию, по образу жизни. Но все - очень активные. Они стараются продолжать вопросы с семьей, с детьми, с родственниками, с жильем, с выплатами..
Обращения за помощью из этой колонии всегда были в большом количестве, на абсолютно разные темы..
И вдруг - с декабря 2015 года - вал обращений кончился. Ну ладно, Новый Год. Ну январь, месяц рваных рабочих дней.. Но в феврале - нет обращений тоже.
Оказывается, не прошла даром Всероссийская конференция о работе юридических клиник, которую организовывал Самарский юридический институт ФСИН России. Как я уже говорил, второй ее день проходил в ИК-15.
ИК-15 СЮИ 20-11-2-15 Кадр3.jpg
ИК-15 СЮИ 20-11-2-15 Кадр3.jpg

И по результатам этой конференции между СЮИ и ИК-15 наладилась четкая работа!
СЮИ разработал анкету обращения (может даже взяв за основу бланк прием обращений ОНК, представленный мной - хотя, какая разница!). И теперь начальник ОВР ИК-15 по все вопросам от заключенных, собрав значимую нужную информацию в спецчасти, заполняет анкету и направляет в юридическую клинику СЮИ электронной почтой.
Ответ используется как консультация юридической клиники института. И фактически дорожной картой решения проблемы. Пусть немного уходящий в теорию, с высокой степенью неопределенности. Но схема решения проблемы становится ясна.
Хорошее взаимодействие поучилось.
Заключенные - делают правильные грамотные шаги.
Администрация - участвует в решении проблем своих "сидельцев" и помогает в сохранении социальных связей на воле.
Будущие юристы ВУЗа системы ФСИН - обретают практический опыт и, - что особо важно для ОНК по защите прав лиц в МПС, - проникаются пониманием, что их будущие подопечные являются обычными людьми с обычными проблемами, осложненными условиями изоляции от общества.

Думаю, эта система могла бы прижиться во всех исправительных учреждениях Самарской области. Если не сделать ее навязанной сверху и поэтому формальной.

4. Про обращения.
- Характер обращений в ОНК.
На прием по личным вопросам к нам все-таки пришли. Четверо.
Какие проблемы? Одновременно разные и схожие.
Одну женщину, например, родственники потеряли и, чтобы не платить за нее коммунальные услуги, обратились в суд и решением суда признали, что она добровольно не пользуется жильем и не платит.. Короче, выписали. Что она сидит, родственники узнали якобы гораздо позже. А она узнала, что ей некуда больше идти, только при подготовке документов на условно-досрочное освобождение..
Другая - "закусилась" на производстве с бригадиром "из вольных". Нагрубила. Получила взыскание и ШИЗО. С УДО - пролетела, хотя имелись все основания рассчитывать. Даже администрация колонии поддерживала.
Еще одна, 20-летняя - после интерната побывала "на малолетке".
Это сейчас воспитательную колонию для несовершеннолетних в Жигулевске закрыли. Но она и была для парней.
А несовершеннолетних девочек всегда отправляли в Подмосковье. Где никто не знает, например, законодательства Самарской области и, тем более муниципальные нормативы, в отношении детей-сирот.
В результате вышла из колонии девушка без жизненного опыта вольной жизни. В никуда. Пока сидела, умерли мама и растившая ее бабушка. Отца и не помнит.
Жилья нет. Профессии нет. Работы - тоже нет. Взяла нож, пошла в подъезд.. Разбой. В СИЗО стало ясно - еще и беременная. ИК-15, ребенок - пока кормила -в Доме ребенка.. Нашлась ребенку бабушка - мама отца ребенка. Забрала ребенка. А молодая мама, как ранее отбывавшая наказание, собралась по этапу в ИК-28.
Малолетки все-таки должны отбывать наказание на территории своей области! А создание воспитательных колоний по одной на федеральный округ или вообще на несколько округов только отдаляет их от родных, от социальных и педагогических работников. Зато подростковая дружба, да еще и "за колючей проволокой", сплачивает. Как и армейская дружба. Или студенческая. Только у дружбы в колонии есть от армейской или студенческой заметное отличие - криминал!


Попытку решения вопроса по этому обращению взяла на себя помощница депутата Государственной Думы. А мы - ей в подмогу.

5. И все-таки это не дом отдыха и не санаторий, и исправительное учреждение.
- СУС -строгие условия содержания.
В строгих условиях содержания идет немного другая жизнь по сравнению со всей колонией. Это чуть больше десятка человек, в изолированном от остальных помещении. С прогулкой, с обедом, даже с работой. Но меньше привилегий. По количеству передач и свиданий, по нормам разрешенных расходов с лицевого счета. По продолжительности прогулки..
Почему люди попадают в СУС? По-разному.
Это, кстати, обед, доставленный выведенным заключенным СУС на работу. Нормы питания - общие для всех категорий заключенных, с учетом ограничений по состоянию здоровья, но без привязки к режиму условий содержания.


[+ фото из СУС]


- ШИЗО.
С женщинами, находящимися в ШИЗО (штрафной изолятор), мы разговаривали через решетчатое окно в их камерах, в присутствии сотрудников администрации колонии, у которых на груди были включены видеорегистраторы. Фотографий я не делал, чтобы лица осужденных "не светить".
Жалоб на необоснованное помещение в ШИЗО не было. Все жалобы касались медицины.

- Медицина
Чтобы описать тему медицины в колонии, я приведу только одну фразу одной из заключенных в СУС ИК-15: "Мы здесь очень боимся заболеть! Даже простыть! Это может плохо кончиться.."
Это не только про ИК-15 можно отнести. С тех пор, как медицинские работники исправительных учреждений выведены из подчинения начальников ИУ (исправительных учреждений) в отдельную структуру ФКУ МЧ-63 ГУФСИН, жалобы на отношение со стороны медицинских сотрудников плавно увеличиваются. За исключением, пожалуй, ИК-13 и ИК-29 ГУФСИН по Самарской области.

Хотя говорить о работе медиков в исправительных учреждениях убедительно можно только при наличии общей и непрерывной информации, чего у ОНК нет. Мнение у членов ОНК складывается из обращений и разговоров с осужденными, с их родственниками, с освободившимися.. И это мнение сильно подвержено убедительности и напористости рассказчиков.
Поэтому, о медицине в исправительных учреждениях - вопрос сложный.
А пока фото из медчасти ИК-15:

[Другие фото]






6. ТПП (транзитно-пересыльный пункт) или ПФРСИ (пункт, функционирующий в режиме следственного изолятора)?
Год назад был закрыт СИЗО-3 - следственный изолятор для женщин в Самаре. Находился он - за отдельным, разумеется, забором на территории ИК-15.



СИЗО-3 закрыли, содержащихся в нем женщин перевели в Сызрань, в СИЗО-2.

Но с 1 марта помещение бывшего СИЗО-3 опять начало функционировать. Как транзитно-пересыльный пункт для женщин.
И, насколько я понял из бесед с начальниками СИЗО и администрацией колоний, сейчас решается вопрос его дальнейшего развития - как транзитно-пересыльный пункт для всех категорий заключенных или как ПФРСИ (пункт, функционирующий в режиме следственного изолятора), но чисто женский. Какое решение будет принято - время покажет.

В первом случае - использование как транзитно-пересыльный пункт для всех-всех транзитников, разгрузится СИЗО-1


Во втором случае, за счет содержания женщин в ПФРСИ разгрузился бы ИВС (изолятор временного содержания) ГУ МВД гор.Самары. В котором сейчас регулярные проблемы из-за размещения женщин, доставленных для суда и следственных действий.

А пока, на день нашего визита, в ТПП было 5 женщин. Кто-то ехал после приговора в колонию транзитом через Самару, кого-то этапировали из СИЗО одной из южных областей для суда в Нижний Новгород..
А одна ехала через Самару из ИК-28 (на противоположном берегу Волги) в Сызрань (на противоположном берегу Волги) в СИЗО-2 для участия "через телевизор" в заседании областного суда ... в Самаре! Не проще ли было ее не катать туда-сюда, а просто под конвоем сопроводить в суд лично? Но таковы сложившиеся требования суда, когда дело решается не в первой инстанции.


Руководить ТПП вернулся из главка прежний начальник СИЗО-3. И в камерах все абсолютно соответствовала нормам ПВР (правила внутреннего распорядка). От соблюдения норм освещенности и раздельного размещения до туалетной бумаги.

Ну вот и все. Впереди работа по обращениям от осужденных, анализ увиденного (оставшегося вне поста) - например, норм выработки занятых на работе осужденных.
И в ожидании приглашения на ежегодный весенний концерт.

Tags: ГУФСИН, ИВС, ИК-15, ОНК, ПФРСИ, СИЗО, СИЗО-1, СИЗО-2, СИЗО-3, СУС, ФСИН, ШИЗО, общий режим, тюрьма
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments