7dogs (7dogs) wrote,
7dogs
7dogs

Categories:

"Чего хотят женщины?" Самара. ИК-15. Юридическая клиника в женской колонии.

Вообще-то это о Всероссийской научно-практической конференции «Организация клинического обучения в вузах ФСИН России», которая прошла на базе Самарского юридического института ФСИН.
Второй день которой прошел с выездом в женскую колонию ИК-15 для впервые лишенных свободы.



На групповом фото, как мне кажется, я как-то своим светлым пиджаком в глаза бросаюсь.

"Белая ворона"? И не из-за пиджака, конечно. А из-за своего потребительского отношения к юридическим клиникам. Не для себя, а для заключенных.

А теперь - по порядку. И, чтобы было понятно, то лучше начать с конца.
О чем спрашивали женщины в колонии во время работы юридической клиники?


- "Когда снимут судимость, если я досрочно на свободу выйду?"
- "Мне пришло решение мирового суда, что меня родственники из квартиры выписали. Как я теперь на условно-досрочное могу попасть, если надо указывать суду, что есть где жить? Получается, что мировой суд по просьбе моих родственников лишил меня не только жилья, но и возможности выйти условно-досрочно?"
- "У меня ребенок в семье у опекунов. Я родительских прав не лишена. Но они не только запрещают моему ребенку со мной общаться, но уже и мне заявили, чтобы я о ребенке забыла. Говорят, не отдадут ни при каких обстоятельствах. Вплоть, что сделают так, чтобы я опять села. Хочу общаться с ребенком!"
- "Я - гражданка Узбекистана. Сын родился в России, сейчас живет у опекунов в одном из дальних районных центров области. В деле уже есть бумага из ФМС о моей высылке из России сразу после освобождения. Как я успею забрать ребенка, если сразу у ворот меня будут встречать сотрудники миграционной службы, чтобы отвезти в Центр содержания иностранных граждан для высылки? Я ведь даже не знаю, у них опекунство постоянное или на время моего заключения! Ребенку 12 лет сейчас. Если буду сидеть "до звонка" - ребенку будет 14 лет и у него уже будет паспорт, наверняка гражданина России. А если получится выйти по УДО, то у ребенка какое гражданство?"
- "Как брак зарегистрировать, если я сижу в женской колонии, а жених - в мужской строго режима?"
- "Как получить документ из госоргана? Он мне нужен для подачи надзорной жалобы. Мне отказали, потому что я - не сторона в том документе. Суд первой инстанции запрашивать не стал. А зря! Это очень важный документ, по моему мнению!"
...



Я не все вопросы перечисляю.
Например, не перечисляю вопросы, которые совсем в тупик ставят...

Но есть вопросы не с этой встречи, как говорится, из блокнота:
- "У меня дедушка умер. Дети мои у него росли. Я не знаю, где они теперь, но если они у моей мамы, то это беда!"
- "Я когда из интерната вышла, меня какие-то "социальные работники" отвезли в деревню и показали старый разваленный дом, и еще бумаги, где прописаны я и моя старшая сестра почему-то, хотя она на десять лет старше и я ее ужен лет восемь и не видела. Я так и не знаю, чей это дом. И в каком он состоянии сейчас. Куда мне идти жить, когда через четыре месяца срок кончится?"

Так "чего хотят женщины?". Эти - точно знают, чего они хотят.
Они хотят выйти из колонии и больше никогда в нее не возвращаться.
Эти женщины мечтают об общении с супругом, с детьми, о возвращении домой, в свое жилище.
И пока такое стремление есть, они делают все, чтобы исполнение своей мечты приблизить.

Кто-то - пытаясь добиться пересмотра приговора, ну хоть какой-нибудь его части! Даже когда пройдены, казалось бы, все инстанции.

Кто, пройдя уже этот этап, приближает свою свободу трудом, участием везде-везде, используя любой шанс быть замеченной..

И им нужна помощь.
Им нужна такая консультация, настолько ясная и прозрачная, что после нее заключенная должна знать что, куда и как писать, что и чем подтверждать, как себя вести и как выходить из ситуаций.


Просто цитата из кодекса, даже со ссылкой на статью - для них неудовлетворительный ответ. Хотя они привыкли благодарить даже за такую фактически отговорку. И научились вылавливать в любой такой фразе подтверждение своих мыслей, что они - на верном пути, что они все делают правильно..

А это уже теперь, возвращаясь на день назад, на саму конференцию.





Где я и сказал о том, что очень полезно, когда будущие юристы под контролем своих преподавателей ищут ответы на все эти вопросы.

А в случаях, когда ситуация запутанная или сложно предсказуемая, когда просто консультацией или письменным разъяснением осужденной явно не помочь, самое время работать сообща - юридическая клиника и члены Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания.

И если эти будущие юристы - курсанты и будущие сотрудники системы ФСИН, то это даже еще лучше. И для курсантов - они понимают чем "дышат" их будущие подопечные. И для заключенных - они понимают, что система ФСИН - не просто "жесткая конструкция", но и живые люди, готовые им помочь.

Надеюсь, что меня услышали.

Потому что на конференции, в основном, озвучивали проблемы юридических клиник совсем другого толка: о правовом статусе клиник, об их эффективности с точки зрения образовательного процесса и профессиональной подготовки будущих юристов, даже с точки зрения этики юриста и мотивации студента для деятельности в юридической клинике. И еще говорили о том, что деятельность преподавателей в юридической клинике не считается как именно преподавательская деятельность..

Там и правда проблем много. И они требуют решения.
А тут еще я, "со своими" осужденными, которые очень ждут совета, разъяснения и помощи.
Спасибо организаторам за приглашение. И надеюсь на дальнейшее взаимодействие.




Tags: ИК-15, ОНК, СЮИ, ФСИН, конференция, юрклиника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments