7dogs (7dogs) wrote,
7dogs
7dogs

Что вы знаете про самогон? Ничего вы не знаете про самогон.

Оригинал взят у stabbut в Что вы знаете про самогон? Ничего вы не знаете про самогон.
Жизнь шла своим чередом. Было уже сыро и холодно, рамы еще не вставили и через двойные решетки дышала поздняя осень. На ночь их пытались завешивать одеялами, но сильно это не помогало. И вот однажды Вася начал состедоточенно нарезать крупными кубиками хлеб. Хлеба оставалось много, хата была богатой.



Кубики он обильно сбрызнул сахарным сиропом и уложил между простыней. Потом постелил на свой шконарь, чтобы греть телом. Через несколько дней на хлебных кусочках проступил белый налет и это был первый успех - у Васи появились дрожжи.
На ужин давали гороховую жижу без мяса. Вася набрал два полных ведра, все равно на эту желтую бурду никто из товарищей не претендовал. А к концу первого года он уже знал, что вот такой горох без мяса - это как раз то, что нужно. Но главная сложность не в том, чтобы из гороха, дрожжей и сахара приготовить брагу. Намного труднее ее сохранить. Вроде бы почуствовал Вася начавшуюся паузу, когда по нескольку недель не врываются с хату со шмонами и не слышны по продолу протяжные крики "пожар". Но дело все равно было рисковое. Брага стояла почти на самом виду - в большом пластиковом баке под телевизором и любой любопытный сотрудник на утреней проверке мог его случайно найти. Не говоря уже о полноценных шмонах.

Нашелся и еще один способ ускорить дело. Вася был дорожником и послал в пару надежных мест малявы с аккуратно сформулированными просьбами. Излишне афишировать свои приготовления он не хотел. Слишком часто жизнь показывала, как отправленная по веревочным канатам из хаты важная информация возвращалась бедой. И вот под утро с дальнего угла продола пришла в крепко привязанной к "коню" "кишке" плотно закрученная литровая бутылка с коричневатой смесью. Это был так называемый "старт" - оставшаяся после процеживания браги субстанция, заводившая процесы брожения, как хороший ускоритель.

Все это время никто в хате тему предстоящего тайнодействия не поднимал. Не только потому, что Вася был мастером и ему доверяли. Из деликатности, из нежелания распалять себя раньше времени. Иные - из нежелания сглазить, когда почти готовый продукт выливается в бездоннную канализацию на глазах у обнаруживших брагу сотрудников тюрьмы. И вот настал долгожданный вечер пятницы. И настал он без происшествий.

Брага была процежена, налита в пластиковое ведро. Сверху, на веревойной паутинке, Вася закрепил железную тарелку - шлёнку. В брагу опустил кипятильник и закрыл емкость герметичным экраном из полиэтилена. Пустив из крана по привязанной веревочке тонкую струйку холодной воды, - прямо в середину экрана, самогонщик положил туда и небольшой лимон - чтобы полиэтилен над привязанной на паутинке шленкой чуть прогнулся и охлаждавшиеся водой испарения капали в шленку.

На этот вечер дальняк был закрыт. Там обосновался Вася, священнодействуя на правах алхимика, обладателя тайного знания, важного для всех, но недоступного прочим. На время, когда привезли обратно судовых, пришлось прерваться, но потом он продолжил. Примерно к полуночи накрыли дубок - длинный стол с боковыми лавками, расположенный в центре хаты. Было по-прежнему холодно, но на это уже никто не обращал внимания. Из полученных восьми литров самогона два отправили в котловую хату, самим оставалось еще шесть.  И это при том, что из четырнадцати трое пить все равно не будут - ваххабит Сайфулла принципиально, а еще двоим никто и не нальет ни грамма.

Есть совсем рядом хаты, которые получают грамм триста на всех, по особым случаям, как милостыню. И пьют драгоценную жидкость по очереди, из колпачка от дезодоранта, напоминающего размерами рюмку. Но в Васиной хате гулять умели и любили, самогон разливали в пластиковые стаканы, а стол ломился от еды. Была тут и астраханская рыба, и домашняя конская колбаса и фрукты и салаты и даже три вида канапе, которые арестанты по-быстрому настрогали, закрепив отточенными спичками, пока в нетерпении ждали Васю.

И вот настал этот миг, когда после короткого тоста стакан опрокинут, а малосольный огурец летит за ним следом. И желтоватые своды старой тюрьмы перестают давить, а свет от лампы дневного света - жалить. Когда становится хорошо, будто дома.

Правда, дома Вася по прозвищу "Фитиль" так не сидеть еще долго. Был он на воле обычным алкашом, пусть и с неокончнным высшим образованием, который за десять тысяч рублей и купленый ему дешевенький костюмчик изобразил пару раз генерального директора риэлтерской конторы. И вот только тут, в тюрьме, начал приходить в себя от вечного пьянства. Но вот такие застолья, которые были нечасто, он очень любил. А с учетом предстоящих восьми лет за решеткой вполне мог себе позволить. Затяжным пянством они ему уже не грозили, а попасть на кичу он не боялся. Он вообще уже ничего не боялся, если не считать опасений за брагу, которую могут отжать в самый ответственный момент.

Tags: ОНК, СИЗО, народное творчество, творчество, тюрьма
Subscribe

Posts from This Journal “ОНК” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments